annete_ivanova (annete_ivanova) wrote,
annete_ivanova
annete_ivanova

Про журнализдов, журналюшек и... как там еще?

То, что в журналистику идут все, кому ни попадя, - это одновременно ее плюс и минус. Плюс – в том, что непонятно кто без соответствующего опыта и образования запросто может стать любимцем публики и вишенкой на торте, а минус – в том, что раз можно лезть всем, то все и лезут, снося любые преграды своими чахлыми плечиками и стирая последние светлые представления об этой профессии. И минус в последнее время перевешивает.

Напечатать удостоверение журналиста – это любой цветной принтер сдюжит. И первое,  что делает журналист, создавший такую «корочку», – именует себя главным редактором и прется. Везде и всюду. Газеты «Коммерсант» и «Зеркало недели» для него – это все блажь и ересь (даже если это отчасти и правда так!). Истинная же правда и здравый смысл – это исключительно собственноручно склепанная «главным редактором» газета (сайт) «Донецкий дегенератъ». И эта газета (сайт) везде – она подсовывается любому чиновнику под бочок, она заводит собственную страничку в твиттере, ее единственный представитель пасется в публичных местах и там, завидев коллег из настоящих изданий, принимаются ревностно их пинать и порицать. Мол, грантоеды. Или там – конъюнктурщики. Или еще какое новомодное слово. Если пнуть не удается – истеричный скандал и биение в припадке.

Еще одна категория «журналистов» - неприкаянные. Пишут они преимущественно в никуда, в изданиях их не берут, поэтому они ограничиваются тем, что создают тупые блоги (не путать с дельными блогами!), которые пытаются пиарить в социальных сетях, но быстро получают за них тычки и насмешки. Или полное отсутствие интереса. Заветная цель неприкаянных – всем отомстить. С этой целью они предпочитают отловить кого-нибудь из муниципальных и коммунальных газет и как следует на него натявкать. Ну типа – я великий блогер, а ты жалкий продажный журналистишка. Если облаиваемый объект это заметит, он, как правило, за это бьет, и тут главное – вовремя состроить из себя несчастного мученика и погрозить судом, малодушно смывшись, если наглец-оппонент заявит, что он не прочь отчитаться и перед судьей.

Третья категория – «пиарщики». Их единственный объект пиара – они сами. Эти если увидят, что кто-то выступил с интересным репортажем или кого-то замели в милицию за пьянку в сарае, тут же страстно хотят той же славы. Но поскольку на грамотные репортажи и даже на качественную пьянку в сарае их не хватает, они идут иными путями. Вначале – подхалимничают: «ах, душенька, как Вы правы», «я полностью разделяю мнение Сашеньки Б.». Затем тырят чужие мнения: верх мастерства – пошарить по сайтам, нахвататься разных точек зрения и тиснуть «статью» на основе каждой из них (типа взвешенный материал). Некоторое время им удается слыть профессионалами, но надолго их обычно не хватает, и тогда они лезут троллить. Как правило, их за такое шлют нахер, и тогда они ополчаются на окружающих, пару-тройку шлют нахер в ответ, удаляются из социальных сетей, где доселе тусили и побирались, глубинно переживают недели три и… возникают заново, тряся хрупкими перышками вылезшей из навоза птицы Феникс. Начинают сначала, например. Самое обидное, что в целом, «пиарщики» все равно умудряются слыть вполне себе душками, потому что посторонним особо некогда вникать в их душевные терзания.

Четвертая категория – провокаторы. Эти могут, к примеру, зайти в палату к пострадавшему в авиакатастрофе и спросить его: «Правда ли, что вас ихз самолета выводили через одного на расстрел?». Тот что-то промычит перегипсованной челюстью, а провокатор тиснет новость: «Пострадавшие в авиакатастрофе не отрицают…». Или могут кинуться на чиновника, схватить его за штанину, дабы ее сдернуть и сфотографировать брендовые трусы, за что получат в харю и потом с чистой совестью – «На журналиста совершено нападение! Чиновник Пупков цинично ударил представителя прессы! (Фото, видео, иллюстрации от местного карикатуриста)».

В целом, все эти категории были бы вполне даже безобидными, если бы не одно но: именно по ним и судят о журналистах в целом. Оно понятно: провокатора или пиарщика легче запомнить, потому что наглость возмущает, подхалимаж вызывает тошноту, откровенная глупость режет ножом по сердцу. На этом фоне вполне себе честный вопрос и репортаж канут в Лету – спикер просто не запоминает, тех, кто его не обидел. Более того, самой общественности тоже подавай брендовые трусы и расстрелянных пассажиров самолета. Сенсация привлекает внимание похлеще Толстого с Пушкиным. Правда, вывалявшись в этом и уразумев всю убогость ситуации, общественность пытается отряхнуться, но брызги все равно летят не по адресу.

По правде говоря, следующим абзацем должно следовать какое-то рацпредложение, но у меня его нет. Разве что коллективно отлавливать паразитов, пьющих кровь из профессии, и бить, но я слишком гуманна по отношению к животным (даже если это шакалы), чтобы такое предложить. Впрочем, историческая, так сказать, правда все решает за нас: чаще представителям этих категорий либо вообще не платят, либо вначале платят, но со временем перестают платить, и именно рубль в итоге выступает главным «фильтром». Правда, работает он, увы, через раз, и этого искренне жаль: пока шакалы пасутся на территории журналистики, отвращение к ней начинают испытывать даже коренные жители.
Tags: злобное, как страшно жить, личное-наличное, на букву Ж, это не работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments