Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Пыточная

Если мне когда-нибудь придется пожелать чего-нибудь врагу, я пожелаю ему кожу, в которой я живу.

Потому что это не кожа, а отличное орудие пыток. Любая, мало-мальски приличная ткань, будучи надетой на меня, тут же начинает нещадно колоться, доводя меня до исступления уже минут через пять. Через пару часов я становлюсь похожа на сторожевого пса, которого 10 лет держали на короткой цепи, а потом вдруг спустили и разрешили кусать всех, кто попадется на зуб. Если мне не везет, и у меня слишком длинный день, к концу него я превращаюсь в хорошо измочаленное растение. 

Я не могу вам описать, что это такое, когда одежда колется. Это невероятный ад. Каждая вещь состоит из ниток, и каждая нитка считает своим долгом впиться в кожу, выбирая самые чувствительные места и раздражая их до бесконечности. Надевая свитер, я чувствую каждый его шов, каждый изгиб нити, каждую складку и оборку. Шерсть, вискоза, любая синтетика, шифон, нейлон, капрон, кружево, мех, парча, мохер, органза (будь она проклята), лен (особенно лен!) - все это слова, от которых меня передергивает. Вот сейчас меня перекосило 12 раз. Когда я вижу вещи из этих тканей в магазинах, я стараюсь уйти побыстрее. Если я вижу, что их кто-то надевает, у меня сводит шею и начинается остеохондроз и сердечный приступ. Я не могу смотреть на людей, которые свободно ворочают телом, находясь в вязанной вещи с высокой горловиной. Мне хочется выть, когда я случайно натыкаюсь на такую вещь пальцами. Если мне случайно довелось ее надеть, я целый день сижу, неподвижно застыв. У меня не движутся плечи и шея, я стараюсь не шевелить руками, я покрепче вжимаюсь в спинку кресла, чтобы спина была максимально сплющена и не чувствовала, как по ней царапающими движениями перекатывается какой-нибудь хлопок.

Впрочем, вру. Хлопок - это почти ничего страшного. Но по-настоящему жить я могу только в несерьезном трикотаже или в серьезном, но не всегда уместном шелке. А после ванной мне колются даже махровые халаты и постельное белье. Шелковое. Постельное. Белье.

Мне колется крем для тела, если выйти из горячей ванной на прохладный ветерок.

В прохладный летний день после купания мне колются пляжные полотенца. Если песок на пляже попадает на бок или живот, и я случайно прижимаю его рукой, я взвываю, пугая окружающих. Если после купания я надеваю легчайшую вещь, и где-то на теле у меня осталась одна капля влаги, эта капля впитается в ткань, и я буду чувствовать это место еще целый час, передергиваясь от мерзкого ощущения.

Я ношу колготки строго наизнанку - изнаночная сторона выглядит ужасно, но лицевая колется меньше. Я страдаю, когда мне приходится надевать чулки - их наизнанку никак нельзя. 

Я не могу носить шарфы. Все, кроме шелковых, доводят меня до шизофрении уже через десять минут. Шелковые же зимой превращаются в тонкую ледяную корку, и от них еще противнее. Я связала себе десяток шарфов и еще полсотни купила. Но ношу только три - один шелковый, один трикотажный и еще один из какой-то мешковины. Их можно завязать почти красиво. 

Мне колются джинсы, особенно те, что сразу после стирки. Некоторое время я всерьез раздумывала над тем, чтобы всегда ходить в грязных.

У меня есть только некоторые части тела, которые не страдают от этой пытки - кисти рук, стопы и лицо. Я могу носить любые перчатки и любые носки. Ну и, разумеется, могу носить вуали. Как правило, меня это редко спасает от холода.

Если вы думаете, что с этим можно нормально жить, вы ошибаетесь. Это постоянный поиск хоть чего-нибудь, что выглядело бы прилично и при этом не истязало меня ежесекундно. Если мне не удается это найти, я переживаю страшный день, мучаясь от осознания того, что на мне надета вещь из миллионов страшных ниток, и каждая из них - абсолютно каждая - при малейшем вздохе напоминает мне о себе. Я выбросила сотни вещей, которые купила потому, что мне тоже хотелось их носить, и в которых я не смогла продержаться больше часа. 

Я стараюсь раздеваться, когда рядом никого нет, даже мужа. Я боюсь, что меня сдадут в психушку, увидев, что я срываю с себя вещи, скуля, судорожно разбрасывая их в стороны и беспрестанно трясясь - чем сильнее трясешь, например, руками, тем быстрее уходит чувство колкости. И еще мне кажется, что голая кожа после такой пытки шумно дышит, втягивая воздух всеми порами, и это слышно всем окружающим.

Когда я попаду в ад, на меня просто наденут тесный вязаный свитер с высоким горлом, потому что облизывание раскаленной сковородки или снятие кожи живьем на этом фоне покажутся мне каникулами.